Статьи

  1. Методы лечения
  2. Висцеральная хиропрактика
  3. Виды голодания
  4. Преимущество сухого голодания над другими видами голодания
  5. Основные лечебные механизмы
  6. Выращивай стволовые клетки Сам голоданием
  7. Сухое голодание наиболее эффективно
  8. Показания, противопоказания для проведения сухого голодания
  9. Очищение организма и подготовка к голоданию
  10. Противопаразитарное лечение
  11. Примеры из практики
  12. Диетологические мифы о «вреде» голодания
  13. Интересные сведения о сухом голодании
  14. Полезные сведения о голодании
    1. Научные исследования
    2. Симбиоз голодания, и методов современной медицины
    3. Американский опыт голодания
    4. Воздержание от пищи в современном мире
    5. Огромная польза однодневных еженедельных голоданий.
    6. Рекорд влажного голодания
    7. Голодание и неизлечимые заболевания
  15. Грамотное снижение веса
  16. Как легко и просто можно похудеть
  17. Применение лечебного голодания у детей.
  18. Дневники пациентов
  19. Народные методы лечения
  20. Подготовка к голоданию «Май»
  21. Подготовка к голоданию «Июнь»
  22. Подготовка к голоданию «Август»
  23. Подготовка к голоданию «Сентябрь»
  24. Письма пациентов
  25. Содовые клизмы

Лечение организма собственными силами

Лечение организма собственными силами

Издана моя новая книга, под названием «Лечение организма собственными силами». В этой книге очень много новой и полезной информации не только о сухом голодании, но и о самостоятельной правке живота и позвоночника, цена книги 800 руб.

Контактная информация

Тел:дом. 8(3852) 42 09 15, сот. 8-903 911 26 59

E-mail: sergey@filonov.net


Голодание и неизлечимые заболевания

Огромное желание жить, терпение и воля могут творить чудеса

Активный туберкулёз лёгких и инсулинозависимый диабет являются противопоказанием при проведении любого вида голодания, но даже при таких серьёзных заболеваниях есть случаи успешного излечения. Я думаю, что при огромном желании жить, и если ещё к этому прилагается железная воля и терпение наш организм может творить чудеса.

Я вылечила туберкулез голодом и сном!

А такой счастливой и здоровой выглядит Наталья Сухоруких сейчас. Абсурдный с точки зрения официальной медицины метод помог Наталье Сухоруких справиться с опасной болезнью. Обсудим этот уникальный случай вместе со специалистами. Наталья ОСТРОВСКАЯ. (Наш спец. корр.). Фото Галины Кушнерёвой (Газета «Владивосток»). Приморский край. — 17.08.2004

В мире три миллиона человек ежегодно умирают от туберкулеза. Таковы данные статистики. А в приморском селе Анучино живет женщина, может быть, одна такая на весь белый свет, сумевшая победить палочку Коха практически один на один — без стационара, врачей и таблеток. С тех пор как она заболела и выздоровела, прошло уже несколько лет. И теперь о результате ее необычного лечения можно говорить смело — получилось! Итак, жила-была милая и успешная женщина. Муж, трое детей, любимая работа. И вдруг, словно солнце погасло.
— Стала чахнуть, будто кто в меня плюнул, — с трудом вспоминает тяжелую пору Наташа. — Знакомые положили меня на обследование в престижную Владивостокскую клинику. При выписке спрашиваю: «Доктор, сколько мне жить осталось?» «Лет до 45», — говорит. Муж «прописал» ей не верить всяким глупостям, лечиться, как положено, и по утрам делать зарядку. Но у нее не было сил. Инфильтративный туберкулез правого легкого в фазе распада — какая там физкультура… Началось тяжкое существование от приступа до приступа. По ночам удушье, пот, бешеное сердцебиение и такая слабость, будто тебя покинула жизнь. Вызывали «Скорую», и та мчала умирающую женщину в Арсеньев, в противотуберкулезный диспансер. Там из раза в раз — рентген, капельницы, таблетки. Спустя какое-то время состояние улучшалось, следовала выписка. Больная была неопасна для близких — инфекция полыхала лишь внутри нее самой, кашля практически не было. А дома вновь настигал ночной приступ, и все повторялось.

Каждый день в отделении тубдиспансера для врачей начинался и заканчивался мной, — рассказывает Наталья. — Сердце то колотится, то замирает — аритмия меня просто донимала, в правом легком хлюпает… После того как однажды моя кровь хлынула в капельницу, врачи откровенно занервничали. И я их понимаю. Отдельная палата, муж каждый день навещает, все, что надо, привозит. Казалось бы, лежи, поправляйся. Но я не воспринимала лечение. Даже к психиатру меня водили, мол, что-то тут не то. Угнетало, что лежать мне здесь не меньше полугода. Улучшения-то никакого. И вот ночью во время очередного приступа говорю медсестре: «Если уж умирать, то дома». Звоню мужу, он приезжает и увозит меня в Анучино.
Вместо положенных четырех месяцев она пролежала в клинике лишь один. Уже «на воле» попалась ей книжица по самолечению, каких нынче хоть отбавляй. Почитала. Вдохновилась. А почему, она и сама толком не знает. Интуиция? Как бы там ни было, смелая женщина решила попробовать экстремальное лекарство — голод. Ее дружная семья немного посомневалась, но мамино решение, как всегда, приняла. А может, подумали, что хуже уже не будет?

Больная тяжелой формой туберкулеза, то есть болезни, основой лечения которой всегда и везде считается полноценное высококалорийное питание, ничего не ела 34 дня! Зато воды пила сколько хотела. По ночам, говорит, курсировала между спальней и туалетом. И поэтому, чтобы не мешать мужу отдыхать, (утром-то на работу), спала в соседней комнате. Днем, когда семья разбегалась по делам и урокам, лежала, смотрела телевизор, пробовала себя занимать чтением, вязанием. Вечером домочадцы возвращались и по негласной договоренности ужинали сами, Наташу к столу не звали. А потом уже все вместе вечеряли — обычные домашние дела, разговоры обо всем на свете. Кроме еды и голодовки. Есть Наталье сперва не хотелось. А спустя две недели…

У нее вдруг то — ли от голода, то ли от того, что полегчало, заблестели глаза, — улыбается муж. В селе тайн не бывает. Находились «советчики», крутили пальцем у виска: «Сашка, чего ты ее дома держишь? Вези в больницу, пока она тебя и детей не заразила». Он после таких «советов» возвращался домой как побитый. Но тайн друг от друга у дружных супругов не было. И зло отступало. Их семейный очаг вопреки беде не стал ни очагом инфекции (медики периодически патронировали непослушную больную на дому), ни очагом внутреннего конфликта. 34 экстремальных дня все домашние, большие и малые, держались молодцами. Если не считать свекра, который, приехав в Анучино в гости, увидел тоненькую, без кровинки в лице невестку, не сдержался — заплакал. А потом было еще одно великое дело — выход из голодания. Сначала Саша выжимал сок из огородной морковки, потом кормил жену тертым яблоком, апельсинами. Диетологами оба оказались неплохими. Опять же благодаря интуиции. От одной дольки апельсина были удивительные ощущения, — и сегодня удивляется Наталья. — Необыкновенный, божественный вкус! И такой прилив энергии, что в теле появляется тепло. Ну а потом я стала набирать вес — 72, 80, 93 кг. Наши женщины увидели меня в бане, захохотали: «Андреевна, может, тебе диагноз не тот ставили?»

С фтизиатром Анатолием Щербинкиным, бывшим во время болезни Натальи Сухоруких главным врачом тубдиспансера, рассматриваем ее рентгеновские снимки

Вот видите, при поступлении в стационар у больной в правом легком явное затемнение — с ноготь темная дыра. А вот после ее голодания — уже меньше. Потом, через два года, только рубцовые изменения, и больше ничего. Сначала мы ей дали вторую группу инвалидности, потом третью (то есть работоспособную), а вскоре инвалидность сняли. Интересный случай.

Коллега Анатолия Щербинкина Лидия ВОЛКОВА относится к чудесному самоисцелению Натальи Сухоруких скептически:

Так называемыми народными средствами туберкулез не вылечишь. Тем более голодом. Так не бывает. Не верю. Из-за воспалительного процесса в организме идет активная потеря белка, без полноценного питания никак нельзя. И без таблеток она бы, конечно, уже умерла. Помню, какая она к нам явилась после голодания — худющая, как карандаш, аж вся светится. Мы ее прямо не узнали. Подкорректировали лечение, заменили препарат. Вот она и выздоровела.
Вопрос, почему этого не сделали вовремя и как тяжелобольная, отчаянно голодая при туберкулезе, просто сумела выжить, повис в воздухе.
А потом целых семь лет Наталья вообще ничем не болела. И теперь, стоит прицепиться какой нибудь хворобе, применяет испытанное средство. Как она выражается, «идет на голод». Три дня без еды, сок лимона с водой — вот и все ее лекарство.

Комментарий диетолога

Специалист по лечебному питанию Алла Князькова: — С помощью лечебного голодания лечатся многие заболевания — нервные, обмена веществ и др., но не легочные, тем более туберкулез. При нем требуется много «топлива» для поддержки организма — белков, углеводов, витаминов. То, что Наталья избавилась от туберкулеза, тем более такой тяжелой формы, с помощью голодания — чудо, которое не поддается логичному объяснению со стороны академической медицины. Наталье повезло. Хотя, конечно, я не советовала бы другим больным туберкулезом повторять путь Натальи. Голодание, тем более без контроля специалистов, очень опасный метод.

Комментарий психиатра

Профессор Михаил ВИНОГРАДОВ: — Безусловно, случай с Натальей Сухоруких — экстремальный. Но в психиатрии известны ситуации, когда тяжелейший стресс для организма запускал восстанавливающие механизмы организма больного, мобилизовал защитные силы. То есть Наталья, отважившись на голодание, создала для своего организма ситуацию, когда «клин клином вышибают». И, конечно же, в процессе выздоровления огромную роль сыграла безоговорочная поддержка семьи. Думаю, Наталья поправилась во многом потому, что ощущала любовь и заботу своих близких, нужность им. Жаль, что с момента исцеления женщины прошло уже довольно много времени и составить полностью объективную картину уже невозможно. Этот случай, безусловно, нуждается в изучении.

Я победил диабет!

Именно желание рассказать всем о своей победе над болезнью привело Александра Мартюшева в «Комсомолку». В 38 лет он обратился к терапевту с жалобами на слабость, частое мочеиспускание и постоянную жажду. Диагноз его «убил» — «диабет»… Это подтвердили и анализы крови на сахар. «Передо мной замаячила перспектива сесть на инсулин и медленно разлагаться, — рассказывает Александр. — И я решил бороться»… Пришлось искать в библиотеке книги по нетрадиционной медицине, йоге, изучать житие святых… Переехал на дачу, так было легче отказаться от старого образа жизни. Да и рассказывали, что неподалеку от дачи имеется очень целебный источник — мол, «там вся таблица Менделеева». В первый день на даче у меня сахар был на уровне 9 единиц, — рассказывает Александр.— Было страшновато, но я с собой на всякий случай взял мед и инсулин. Я начал голодать, занялся уринотерапией и почти бросил курить.

Раньше я только читал о том, как люди голодают с целью очищения организма от шлаков. Это оказалось непросто. Дома, где все едят, я бы вряд ли выдержал голодовку. Зато уже на 2-й день я спал так легко и сладко, словно в далеком детстве! Но на 5-й день я почувствовал такую слабость, что пришлось установить соковыжималку и надавить яблочного сока. Выпил я ровно один стакан, стало легче. Каждый день я медленно прогуливался к целебному роднику за водой, глубоко дышал чистым воздухом. Каждый вечер делал компрессы из упаренной до 1/4 урины и чувствовал, что поджелудочную как будто дергает. Но инсулин не колол. На 7-й день анализ в районной больнице показал уровень сахара 4 единицы! Но я продолжал выполнять программу, понимал, что за короткое время восстановить функцию поджелудочной железы нереально. Я продолжал голодать, пил свежий яблочный сок и только родниковую воду, совмещая все это с уринотерапией. Так прошло 30 дней, каждый 7-й день сдавал анализ. Сахар держался от 4 до 5 единиц. Я похудел с 75 до 55 кг. Больным я себя уже не ощущал. Прошло 4 года, сахар у меня до сих пор держится на уровне до 6 единиц. Значит, это возможно. Всем страдающим от этого недуга желаю терпения и веры в успех. Ведь сказано в Писании: «Просите, и дано будет вам, ищите и найдете, стучите, и отворят вам».

Миастения — опыт излечения.

Еженедельнику «Здоровый образ жизни» я очень обязан: он помог мне выжить. И теперь хочу вернуть свой долг – может быть мой краткий рассказ поможет кому-то так же, как мне помогли статьи в этой чудесной газете.

В молодые годы я получил травму, осложнившуюся газовой гангреной, что привело к ампутации обеих ног на уровне бедер. Ходьбу на протезах освоил на таком уровне, который позволил получить полную социальную реабилитацию: я имею возможность с самой высокой нагрузкой работать в науке (моя специальность – протезирование, ортопедия и биомеханика), заниматься общественной и административной деятельностью. серьезным бизнесом, заниматься семьей, выполнять все дачные работы, много ездить по разным странам: от Японии и острова Окинава на востоке — до почти всех стран Европы на западе и севере. Несмотря на напряженную жизнь, до 55 лет я практически не болел: моя амбулаторная карточка имеет три листика.

Но в октябре 2002 года появились проблемы — сначала утратило четкость зрение, стало трудно дышать в положении лежа, затем резко снизилась сила жевательных мышц, до неузнаваемости изменился голос, упали веки, каждый день теряли силу скелетные мышцы. Начальный период лечения в военном госпитале (около недели) основывался на неправильном диагнозе, что осложнило мое состояние. Дальнейшие многочисленные консультации у специалистов в различных научных и лечебных учреждениях, всестороннее обследование, в том числе реакция на прозериновые пробы не оставили сомнения — миастения.

Пришлось лечь в дневной стационар в Институте общей и неотложной хирургии, где меня продолжали обследовать и постепенно готовить к операции по удалению вилочковой железы. Двигательная активность обеспечивалась приемом калимина, суточная доза которого доходила до 5 таблеток. Во второй половине дня я покидал клинику и уезжал на работу. Активно собирал информацию об этой болезни и методах ее лечения.

Миастения имеет своеобразную клиническую картину. В состоянии центральной нервной системы не обнаруживается видимая либо диагностируемая патология. Мышцы также сохраняют свою способность к сокращению в широком силовом диапазоне. Но при благополучии основных звеньев нервно-мышечного аппарата система из этих двух элементов в целом не работает. Болем того, по какой-то до сих пор неустановленной полностью причине может возникать и постоянно прогрессировать мышечная слабость.

В литературе приведены различные этиологические факторы миастении. Многие авторы считают, что миастения развивается при нарушении синтеза ацетилхолина. С середины ХХ столетия получали все большее распространение варианты теории, сутью которой являлась связь миастении с состоянием тимуса. Например, по мнению некоторых авторов тимус, изменивший свою структурно-функциональную организацию, вырабатывает курареподобные вещества, блокирующие нервномышечную передачу.

Изучая данные литературы постепенно пришел к выводу: единства во мнениях , что миастения возникает и развивается в зависимости от состояния тимуса, среди специалистов нет. Не обрадовали меня и полученные из научных журналов и Интернет данные об отдаленных результатах оперативного лечения, о длительности восстановительного периода и о последующем состоянии человека с иммунной системой без тимуса. Более того. некоторые авторы считают, что тимус – не причина,а орган-мишень при миастении, либо указывают, что после тимэктомии состояние пациентов мало чем отличается от дооперационного, а при тщательном мониторинге выясняется, что многие показатели даже резко ухудшаются.Самой правдоподобной причиной возникновения этой болезни мне казалось появление в организме веществ (антител), которые не связаны с состоянием тимуса, но при достижении определенной концентрации они прерывают прохождение сигналов управления мышцами по каналам нервной системы. Причем нарушение нервно-мышечной передачи возникает, как указывают многие специалисты, на уровне постсинаптической мембраны, которая блокируется действием антител.

Следовательно, и лечение необходимо основывать, прежде всего. на выведении из организма этих веществ и устранении их появления на эндогенной основе. Сложилось такое представление, что миастения – это болезнь финальной стадии и формы, в которую переходят или которую создают другие разнотипные заболевания, предболезни, негативные воздействия.

Состояние мое резко ухудшалось день ото дня, скелетные мышцы ослабли настолько, что вес собственных рук был им не под силу, я не мог удерживать в кистях даже легкие предметы, на переход из положения лежа в положение сидя требовалось 15-20 минут. Голос иногда исчезал полностью, не мог ничего жевать и т.п. Я покинул хирургический институт и начал искать другие методы лечения, которые надо было применять не медля. Необходимо сказать, что некоторые доктора, особенно мой друг проф. Н.К. Голобородько, поддерживали мой отказ от операции.

Второго декабря, вечером, решение о наиболее приемлемом способе лечения пришло как озарение – надо голодать. На тот момент я имел некоторые общие познания об этом лечебно-оздоровительном методе и небольшой собственный опыт: шестидневное голодание при операции, когда надо было сшить на моем бицепсе разорвавшееся сухожилие. Пришедшее решение не осталось только некоей общей идеей. Надо было как можно четче определиться в том, что и как я буду делать или что не буду делать в ближайшие сорок дней ( было ясно, что в моем случае необходимо сразу настраивать себя на длительный период голодания). Была сформирована та психологическая установка, которая не только определяла в дальнейшем мое поведение, но прежде всего сразу выключила чувство голода. На выполнение каких-либо иных рекомендаций по подготовке к голоданию я не имел времени. Здесь важно отметить, что все это время вдвоем с женой мы жили в обустроенном загородном доме, где были покой. полнейшая тишина и управляемая изолированность от мира.

Постепенно пришлось отказался от приема всех лекарств , в том числе калимина : на пустой желудок он не допустим. Собрал всю имеющуюся у меня научную и популярную литературу по голоданию, которая стала моим регулярным и единственным чтением на весь период голодания, но самой нужной оказалась подборка из газет ЗОЖ, которую принес мой друг А.Т. Дуплякин, проводящий периодические голодания. Статьи специалистов либо тех, кто сам применял этот метод, давали мне необходимую ориентировку и моральную поддержку.

Как проходило голодание. Первую очистительную клизму я сделал после завершения естественных процессов дефекации, т.е. на третий день. Считаю, что это физиологичнее и не создает в первые дни дополнительную психологическую нагрузку.

В дальнейшем к регулярному клизмированию надо относится очень серьезно и внимательно. Ни в коем случае не использовать воду из городского водопровода, особенно неочищенную. Минимальное количество клизм в течение суток, которые я делал, — две. Основным индикатором были неприятные ощущения во рту. Ориентируясь на них ставил клизмы с такой периодичностью, которая обеспечивала либо их исчезновение, либо существенное снижение. Однажды пришлось сделать семь клизм за сутки, хотя каждая клизма совершенно выматывала меня, и без того обессиленного миастенией, но эту процедуру всегда делал самостоятельно. Однако непередаваемые вид и запах того, что изливалось из меня после клизмы, указывали, что я на верном пути. По-видимому, предположение о сильной загрязненности моего организма было правильным и голодание приносило постепенное очищение. Поэтому не могу понять и поддержать рекомендации некоторых авторов относительно редких клизм.

Чтобы представить, как оно давалось — это клизмирование – кратко опишу процесс наливания воды в резиновую емкость, стационарно подвешенную на удобную и необходимую высоту Поднять на нужную высоту я не мог даже просто руку, не говоря о шланге с водой. Поэтому я цеплял на большой палец петельку от шланга и ,поскольку мышцы, обслуживающие крупные суставы не работали, но чуть-чуть двигались пальцы, то перебирая ими по стене, доползал до емкости. Иногда с первого, иногда не с первого раза удавалось наполнить емкость. Часто рука бессильно падала вниз, приходилось повторять сначала. Но для меня это наливание воды стало почему-то принципиально важной частью лечения и я отклонял предложения жены помочь.

Питье воды было таким, как и советуют специалисты, т.е. не менее двух литров в день. Такое количество воды я выпивал с охотой, без всякого принуждения. Использовал в основном воду из собственной скважины, чередуя иногда с негазированной минеральной водой Березовской или Моршанской. За все время голодания лишь дважды захотелось кислинки в воде и я добавлял в чашку по паре капель лимонного сока.

Считаю, что при отсутствии специализированных клиник и в домашней обстановке для голодания могут быть созданы вполне приемлемые условия с точки зрение гигиенических процедур, психологического комфорта, включая поддержку близких. В стационарах обычных больниц, с их общими палатами и другими неподходящими факторами вряд ли кому удастся провести голодание. Однако при любых обстоятельствах при проведении голодания не стоит полностью уходить из поля зрения медицины. При длительных голоданиях идеально было бы договориться на всякий случай с ближайшим гемодиализным центром или с теми, кто проводит плазмоферез.

Состояние мое продолжало оставаться тяжелым, без существенных изменений со стороны мышечной системы до конца декабря. Иногда возникали сильнейшие позывы, подобные рвотным, но, естественно, без рвотных масс. Даже выпитая вода не изливалась, но при этом я, почти утративший способность нормально говорить, непроизвольно издавал такой нечеловеческой силы рев, что жена говорила, что из меня исходят бесы. Тяжесть моего состояния можно показать на таком примере. Однажды ночью моя голова запрокинулась так, что я не мог нормально дышать и начал задыхаться. Мышцами шеи изменить положение головы я не мог, руки до головы не поднимались, мышцы тела не позволяли перекатиться на бок и поменять позу, а голоса, чтобы позвать, также не было. Я чувствовал, что приходит тот момент, про который говорят примерно так – «Ну, это все». Почуяв неладное, Наталья проснулась, и спасла.

Перелом наступил внезапно 31-го декабря, на двадцать девятый день голодания, приблизительно в 18 часов. Сначала возникло слабенькое непроизвольное подергивание в отдельных мышцах, затем по телу прокатились несколько раз волны мышечной дрожи, сначала слабые , потом все сильнее. .Я замер, вслушиваясь в эти ощущения. А потом, лежа на спине, сделал движение, совершенно недоступное на протяжении всей болезни — я поднял вверх руки, повторил это движение несколько раз. Затем без особого труда сел. Стало ясно, что в мышцы возвращается управление. Осторожно, боясь что-то сорвать, сделал несколько разнообразных движений – все получилось, хотя слабость атрофировавшихся за два с половиной месяца мышц была ощутимой.

С этого момента тело просило движений, я с радостью периодически их делал на протяжении всего дня, но энергии хватало только на несколько десятков осторожных поднятий и опусканий рук. Я колеблюсь, можно ли прекратить голодание раньше срока, который сам себе установил. Четвертого января, на тридцать четвертый день голодания, принимаю решение в пользу двигательной активности, т.е. начинаю выходить из голодания, хотя до намеченного срока в сорок дней остается совсем немного. Главное, что смущает — нет чувства голода, т.е. одного из условий, когда следует завершать голодание. Но мышцы просят калорий, и я начинаю добавлять в воду свежевыжатый сок сначала из одного апельсина на день, потом двух, и так три дня на разбавленных соках. Четвертый день начал с овощного «супчика»: листик капусты, отваренный в воде. Во второй половине дня – немножко отваренной свеклы. В общем, делая все по описанным в литературе методикам с корректировками по собственным ощущениям, удалось запустить работу желудка без особых проблем.

Благодаря голоданию удалось добиться главного – в основном восстановить иннервацию всех мышц — и теперь я мог делать любые, недавно недоступные движения, говорить с привычным тембром, иметь нормально открытые глаза . Плюс к этому все другие эффекты голодания — суперподвижность в суставах, снижение веса на 16 килограммов, исчезновение различных мелких дерматозов, радость от простейшей пищи. Необычайно легко стало ходить.

Однако на девятый день после прекращения голодания неожиданно начался стремительный откат назад: опять не поднимаются руки, изменился голос. Это меня тревожило, но уже не пугало: было очевидно, что органических повреждений органов и систем организма нет, что все восстанавливаемо. От предыдущей работы с китайскими медиками у меня остался их аппарат микрорезонансной терапии и я начинаю его применять. Первое же облучение воротниковой зоны на протяжении 30 минут вызвало хорошо ощутимый тремор мышц в этой области тела. Особенно сильное воздействие было на жевательные мышцы: зубы стучали так сильно, что я для их сохранения удерживал челюсти руками.

Дальнейшее лечение продолжилось в клиникe Института патологии позвоночника и суставов им. проф. М.И. Ситенко, где мне был назначен общеукрепляющий массаж. По собственной инициативе я принимал препарат Коэнзим-ультра. Там же я завершил последние сеансы облучения воротниковой зоны аппаратом МРТ. Новое восстановление двигательных возможностей происходило необыкновенно быстро, что давало возможность интенсивно заниматься лечебной физкультурой. Через неделю я уже мог несколько раз подтягиваться на перекладине.

27 января 2003 года я вышел на работу и с тех пор веду привычный образ жизни: с рабочим режимом, свойственным руководителю научно-производственного объединения, с активным отдыхом, с работой в выходные дни в своем саду-огороде и столярной мастерской.

Здесь я описал схему лечения, но во всем этом процессе была еще одна важнейшая составляющая — духовная, которую в основном проводила моя жена через моральную поддержку и молитвы, и которую я не берусь здесь описывать.

Миастения – тяжелое заболевание, при котором применять лечебное голодание весьма непросто, в литературе я не нашел упоминаний о таком применении. Но мне оно помогло и я хочу сообщить об этом случае тем, кто ищет методы излечения от этого недуга.

Александр Николаевич Ситенко